Может ли религия исчезнуть?

Может ли религия исчезнуть?

Америка станет ключом к мировому пробуждению?
19.03.2018
Форум-семьи-круглый-стол
В Киеве состоялся круглый стол «Семейная политика – перспективы реализации»
19.03.2018
Показать все

Атеизм быстрыми темпами распространяется по всему миру. Значит ли это, что духовность вскоре станет характеристикой прошлого? Рэйчел Нувер говорит, что ответ не так уж и прост.

Всё больше людей начинают верить, что со смертью приходит конец жизни. По их мнению, Бога нет, жизни после смерти не существует, и нет никакого Божественного плана.

«Сегодня атеистов намного больше, чем когда-либо, как в общем количестве, так и в процентном соотношении за всю историю существования человечества», — утверждает Фил Закерман, профессор социологии и светских наук в Колледже Питзер в Калифорнии и автор книги «Жизнь в светском мире».

В соответствии с Международным исследованием Гэллап, в котором участвовало более 50 тысяч человек из 57 стран, число людей, утверждающих, что они религиозные, уменьшилось с 77% до 68% между 2005 и 2011 гг., тогда как показатель тех, кто идентифицирует себя как атеистов, вырос на 3%. Таким образом, показатель убежденных неверующих вырос до 13%.

Атеисты еще не составляют большинства, но может ли увеличение их количества быть предпосылкой того, что религия однажды полностью исчезнет?

Будущее невозможно предсказать, но мы можем изучить то, что знаем о религии — почему некоторые люди выбирают верить, а другие отказываются от этого. Это может дать нам подсказку, как будут разворачиваться отношения человечества с Всевышним в следующие десятилетия или столетия.

/фото/ Украинский священник держит крест на руинах здания Киевского профсоюза 2014 г. (Getty Images)

Ученые все еще пытаются выделить сложные факторы, которые приводят человека или нацию к атеизму. Частично религия популярна тем, что предлагает безопасность в этом непредсказуемом мире. Поэтому неудивительно, что наибольший показатель атеизма у тех наций, которые предлагают своим гражданам относительно высокую экономическую и политическую стабильность.

«Похоже, общественная безопасность снижает религиозную веру», — отмечает Закерман. И добавляет, что капитализм, доступность к технологиям и образованию также могут влиять на «коррозию» религиозности в некоторых странах.

Кризис веры

К странам, где религия еще около века назад была важна, но сейчас показатель веры рекордно мал, относятся Япония, Великобритания, Канада, Южная Корея, Нидерланды, Чехия, Эстония, Германия, Франция и Уругвай (где большинство жителей имеют европейские корни). У этих стран хороший уровень образования и хорошо развитая система социального обеспечения, низкий показатель неравенства и относительно высокий уровень жизни.

«Люди меньше переживают о том, что их ожидает в будущем», — отмечает Квентин Аткинсон, психолог Оклендского университета в Новой Зеландии.

/фото/ Йеменские девушки демонстрируют свои руки, разрисованные традиционными узорами из хны во время празднования окончания рамадана (Getty Images)

Но всё же, упадок веры начинает появляться даже в тех местах, которые все еще религиозно сильны — например, в Бразилии, Ямайке и Ирландии. «Лишь немногие страны стали сегодня более религиозными, по сравнению с тем, какими они были 40 или 50 лет назад, — говорит Закерман. — Единственное исключение — это Иран, но также следует учесть, что светские люди могут прятать свои убеждения».

Исключением в той тенденции являются и США, которые, будучи одной из самых богатых стран в мире, все же имеет высокие показатели религиозности. И, всё же, одно из последних исследований Pew показало, что между 2007 и 2012 гг. количество американцев, которые заявили, что они атеисты, выросло с 1,6% до 2,4%.

Хотя упадок еще не означает исчезновение, говорит Ара Норензаян, социальный психолог Университета Британской Колумбии в Ванкувере (Канада) и автор книги Big Gods («Великие боги»).

Экзистенциальная безопасность более несовершенна, чем может показаться. Лишь в одно мгновение ока все может изменится: пьяный водитель может убить кого-то из своих близких; торнадо может разрушить город; врач может обнаружить смертельный диагноз.

Поскольку климатические изменения в последующие годы будут наносить ущерб миру, а природные ресурсы начинают скудеть, то страдания и трудности могут активизировать религиозность.

«Люди хотят избегать страданий, но если им не удается выбраться из скорбей, они хотят находить в них какое-то значение, — говорит Норензаян. — Религия, кажется, придает значение страданиям — намного больше, чем какой-либо светский идеал или верование».

/фото/ Выжившие в Филиппинах после тайфуна Хайян идут маршем во время религиозной процессии (Getty Images)

Такой феномен обычно отмечается в больничных палатах и местах катастроф по всему миру. Например, в 2011 году произошло землетрясение в г. Крайстчерч, Новая Зеландия, где общество в своем большинстве светское. И за ним последовал внезапный резкий скачок религиозности среди людей, которые пережили это явление. Но остальная часть страны осталась такой же светской, как и раньше.

Хотя есть и исключения к этому правилу: например, в Японии после Второй мировой войны уровень религии резко упал. Но Закерман говорит, что в своем большинстве мы придерживаемся модели Христовой церкви.

«Если переживание чего-то приводит к тому, что люди становятся атеистами, тогда мы все будем атеистами», — говорит он.

Разум Божий

Если бы проблемы всего мира могли решаться чудесным образом, и мы все жили бы согласно нормам права справедливости, то религия, наверное, была бы снова где-то «вокруг да около». Кажется, внутри нас есть Богом сформированная дыра, которая существует в нейропсихологии нашего вида.

/фото/ Раввин во время праздника Пурима (Getty Images)

Чтобы понять это, нужно углубиться в теорию «двойственного процесса». Она говорит, что у нас есть две формы мышления: Система 1 и Система 2.

Система 2 развилась относительно недавно. Это голос в нашей голове — рассказчик, который, кажется, никогда не замолкает. Он дает нам возможность планировать и мыслить логически.

С другой стороны, Система 1 — это интуиция, инстинкты и привычки. Такие способности развиваются в человеке всегда, вне зависимости от того, где он родился. Это механизмы выживания. Эта система позволяет нам говорить на собственном языке, не задумываясь о том, как мы это делаем, и дает способность младенцам узнавать родителей и различать живые и неживые объекты.

Это делает нас склонными к поиску образцов для лучшего понимания нашего мира и поиска значения для даже случайных происшествий — таких, как стихийные бедствия или смерть кого-то близкого.

/фото/ Индийский сикх зажигает свечи на празднике Дивали (Getty Images)

Некоторые ученые предполагают, что Система 1 дает возможность религии развиваться и закрепляться, благодаря тому, что она помогает ориентироваться среди окружающих опасностей и находить товарищей. Система 1, например, инстинктивно дает нам возможность видеть жизненные силы вне зависимости от того, куда бы мы ни пошли — феномен, называемый «сверхчувствительным органом выявления». Возможно, именно эта тенденция тысячелетие назад помогала нам избегать потенциальной опасности: льва, сидящего в траве или ядовитых змей, прячущихся в кустах. Но это также делает нас уязвимыми перед предполагаемым существованием невидимых агентов — принимают ли они форму благосклонного бога, который смотрит на нас, или же неумиротворенный предок карает нас засухой, или монстр притаился в тени…

Таким же образом Система 1 поощряет нас смотреть на происходящее с двух позиций: мышление разумом и телом как — две отдельно взятые единицы. Такая тенденция появляется достаточно рано, еще в младенчестве, не смотря на культурное прошлое. Люди склонны верить, что у них бессмертная душа, что их суть или индивидуальность существовала где-то ранее до их рождения, и будет всегда продолжать существовать. Такая тенденция легко просачивается в различные религии или при небольшом творчестве начинает разделять уже существующие.

/фото/ Индийская ревнительница индуизма за день до праздника Чхатха (Getty Images)

«Мой коллега скандинавский психолог-атеист рассказал мне, как недавно к нему подошла его трехлетняя дочь и сказала: «Бог был всегда и везде». Он с женой не мог понять, откуда у нее взялась такая идея, — рассказывает Джастин Баррет, директор Центра развития человеческого потенциала в Фуллеровской богословской семинарии в Пасадине (Калифорния) и автор «Родившиеся верующие». — Его дочка представляла Бога старой женщиной, поэтому, она явно получила эту идею не в лютеранской церкви».

«В связи с этими причинами, многие ученые верят, что религия появилась как «побочный продукт нашей когнитивной предрасположенности, —говорит Роберт МакКоли, директор Центра для разума, мозга и культуры Университета Эмори в Атланте (штат Джорджия) и автор книги «Почему религия природная, а наука — нет». — Религии — это культурные отношения, которые развились и внедрились в природные человеческие возможности».

Привычки, которые сложно нарушить

Атеистам приходится бороться против всего культурного багажа. Людям просто хочется верить, что они являются частью чего-то большего, что их жизнь не пуста. Наш разум пытается создать цель и объяснение. «Благодаря образованию и критическому мышлению люди должны перестать доверять своей интуиции, — говорит Норензаян. — Но интуиция все равно существует».

/фото/ Азербайджанские мусульмане молятся в завершение Рамадана (Getty Images)

С другой стороны, наука — это система выборов, которым следуют многие атеисты и неверующие для понимания природного мира. Это не самая простая таблетка, её нелегко проглотить. По словам МакКоли, наука пытается исправить предубеждения Системы 1. Мы должны принимать то, что Земля вращается, даже если мы никогда не чувствовали этого на себе.

Нам нужно также принять идею, что эволюция крайне нейтральна, и что нет никакого конечного дизайна или цели для Вселенной, даже если наша интуиция говорит нам об обратном.

Нам также сложно признаться в своей неправоте или отказаться от собственных предубеждений, когда истина меняется в соответствии с полученными новыми эмпирическими данными.

«Наука — когнитивно неприродная — она сложная, — говорит МакКоли. — Религия же — это в основном нечто, чему мы даже не должны учиться, потому что мы это уже знаем».

«Очевидно, что религиозные мысли — это путь наименьшего сопротивления, — объясняет Баррет. — Вам потребуется что-то фундаментально изменить в человечестве, чтобы избавиться от религии».

Такая биологическая преграда, возможно, объяснит факт, что, хотя 20% американцев и не являются частью церкви, 68% из них говорят, что они все еще верят в Бога и 37% описывают себя как духовных. Даже без какой-то конкретной организованной религии они верят, что есть «нечто большее» или какая-то жизненная сила управляет миром.

/фото/ Буддистские монахи передвигаются колонной на церемонию в пагоде Сампов Трейлик в Камбодже (Getty Images)

Многие люди, открыто заявляющие, что они не верят в Бога, всё еще имеют суеверия — такие, как веру в привидений, астрологию, карму, телепатию или реинкарнацию.

«В Скандинавии большинство людей говорят, что они не верят в Бога, но верований в паранормальное и различные суеверия больше, чем вы могли бы себе представить», — утверждает Норензаян.

Неверующие зачастую полагаются на то, что можно трактовать как замещение религии — спортивные команды, йогу, профессиональные институции, матушку-природу и другое. Как доказательство этому: в США колдовство набирает популярность, и, кажется, будто язычество становится самой быстрорастущей религией в Великобритании.

Религиозный опыт может также проявляться и другими, более необычными способами. Антрополог из Центра Человеческого развития нашел доказательство, что, например, культовая игра «World of Warcraft» («Мир военного ремесла») представляет духовную важность для некоторых игроков из Китая.

«Кажется, будто WoW предлагает возможности для развития определенных моральных качеств, которых, например, обыденная жизнь в современном обществе не позволяет, — говорит Баррет. — Кажется, что у людей есть это концептуальное пространство для религиозной мысли, и если оно не заполнено религией, то проявляет себя удивительными способами».

Сообщество с общими интересами

Религия содействует развитию групповой сплоченности и взаимодействию. Угроза всемогущего Бога (или богов), который видит каждого оступившегося, скорей всего помогала поддерживать порядок в древних обществах.

«Это гипотеза сверхъестественного наказания, — отмечает Аткинсон. —Если все верят, что наказание реально, тогда это может нести некоторые функции для групп».

/фото/ Приверженец таиландского вегетарианского праздника (Getty Images)

Опасности и страдание могут сыграть здесь определенную роль, что помогает развитию религий с более строгими моральными кодами. Джозеф Булбулиа из Университета королевы Виктории в Веллингтоне, Новая Зеландия и его коллеги недавно проанализировали системы религиозных убеждений шестисот традиционных обществ со всего мира. Они обнаружили, что в местах с более суровой погодой или в местах, где возможны стихийные бедствия, более вероятно развитие нравственных богов. Почему? Полезные соседи могут являть разницу между жизнью и смертью. В таком контексте религия развивалась как ценная общественная полезность.

«Когда мы видим что-то настолько масштабное, что-то, что возникает так быстро и развивается, а затем постоянно присутствует в различных культурах — тогда есть смысл в глобальном объяснении, что это послужило функцией взаимодействия», — говорит Булбулиа.

И, наконец, за повальным преобладанием религии стоит простая математика. Также во всех культурах отслеживается и то, что у более религиозных людей больше детей, чем у нерелигиозных.

«Есть очень сильное доказательство этого, — говорит Норензаян. — И даже среди религиозных людей заметно, что у фундаменталистов коэффициент рождаемости выше, чем у более либеральных верующих».

Добавим к этому факт, что даже если дети верующих родителей и не будут религиозными во взрослом возрасте, то все равно они обычно следуют за родителями, чем не могут похвастаться нерелигиозные родители.

Стойкие убеждения

В соответствии со всеми этими причинами — психологической, неврологической, исторической, культурной и логической — эксперты предполагают, что религия никогда не исчезнет. Религия успешно укоренилась. А если это не так, то её уже с нами не было бы.

И даже если мы потеряем из виду христианского, мусульманского и индуистского богов, — все остальные суеверия и духовность, скорей всего, будут преобладать. Более формальные религиозные системы станут чем-то вроде одного или нескольких стихийных бедствий.

«Даже самое лучшее светское правительство не может защитить вас от всего», — говорит МакКоли. Как только мы столкнемся с экологическим кризисом, глобальной ядерной войной или неизбежным столкновением комет, боги сразу же появятся.

«Проходя через боль и страдания, люди нуждаются в утешении, и многим нужно задуматься о том, что есть что-то большее после этой жизни, — говорит Закерман. — Всегда будут люди, которые верят. И я не удивлюсь, если они будут составлять большинство».

Оригинал: Рэйчал Нувер,

Перевод Виктории Ширченко для emmanuil.tv

Комментировать

Добавить комментарий