Жизнь и милосердие на линии фронта: интервью с Галиной Кучер •

Жизнь и милосердие на линии фронта: интервью с Галиной Кучер

Фейковые новости и другие ловушки, наносящие урон Церкви
25.02.2017
Губернатором в мусульманской Индонезии может стать христианин
27.02.2017

Вот уже 3 года как Ассоциация «Еммануил» активно работает на востоке Украины, и это среди других проектов организации. «Это невероятное время для нашей страны – оно трагическое, но даёт множество возможностей каждому человеку, чтобы делать добро», — говорит руководитель социальный проектов Ассоциации «Еммануил» Галина Кучер во время интервью на «Радио Мария».

— Именно в это время стартовало множество благотворительных проектов, поднялось волонтёрское движение. И эта борьба продолжается?

— Бог нас готовил к этому времени, давал нам разные возможности и ресурсы. Обучение, которое я проходила, сейчас Бог использует в служении на востоке Украины. Я счастлива что могу быть причастна к этому вместе со своими друзьями. Бог очень быстро движется, а мы Его догоняем. Сегодня много возможностей помогать людям, говорить им о Боге, о Его спасении. Бог испытывает нашу нацию – и таким способом также.

Можем ли мы сейчас очертить хронологию войны в гуманитарных акциях Ассоциации «Еммануил»? Какие вызовы были в начале войны, и что происходит сейчас?

— Началось с того, что хлынула огромная волна беженцев с востока. Мы начали организовывать call- центры, эвакуировать людей, расселять их, предоставлять всевозможную помощь… Это было лето 2014-го. После этого мы зашли в Славянск, который снова стал украинским. Началась работа по восстановлению разрушенных домов. После этого пошла новая волна беженцев, и они осаживались уже в прифронтовых городах. Мы начали ездить туда, развозить хлеб и воду, медикаменты, детское питание, отвечали – отвечали за те потребности, которые должно было взять на себя государство. Там не было никаких структур, не было власти – ничего.

Перед нами были растерянные и обозлённые люди, которые потеряли всё, были те, кто потерял близких. И мы были другими: у нас не было опыта, мы не знали, что такое война. Мы не верили, что это вообще происходит с нами. Каждый день диктовал свои нужды – и мы отвечали на нужды дня. Это было стихийно, мы не могли планировать, что будет завтра, послезавтра…

Настала зима 2015-го, и мы поняли, что и к этому мы не вполне готовы. Большинство городов остались без электричества, без отопления. И даже были смертельные случаи от обмерзания. Мы начали заготавливать буржуйки, развозить дрова – спасали людей как могли.

Большое количество христиан-волонтёров присоединялось к нам. И когда весной 2015-го мы были в Красногоровке, то одна женщина сказала: «Благодаря вашей помощи наш город живёт». И люди прославляли за это Бога!

Люди там находятся в таких обстоятельствах, что они вынуждены идти к Богу и молить о помощи. И мы были теми руками и ногами Божьими, привозя им хлеб и тепло.

Мы слышали немало свидетельств, как невероятным образом люди спасались от смерти при обстрелах, или как в самый последний момент получали продуктовую помощь, — они сами свидетельствуют о том, как Бог благословляет их в это время.

2016-2017 годы – это новые вызовы и новые потребности. И новые возможности – в том числе благодаря проекту «Папа для Украины». Это инициатива Святейшего Отца. Что вы можете рассказать об этой акции?

— С самого начала нашей работы на востоке мы искали ресурсы. Я написала множество грантовых заявок – мне кажется, если сложить их, то получится много книг. Когда я услышала об инициативе Папы, подумала: «Ну не знаю… Кому дают эти гранты? Ведь на востоке не так много организаций. Да, мы много слышим о миллионах, направленных для помощи Украине. Но я мало чего вижу на востоке, и уже разуверилась, что грантовые деньги – наши». Мы собирали как могли: от людей, говорили по радио, рассказывали, как можно перечислить деньги – и много чего нам удавалось сделать.

И тут я услышала, что Папа Римский объявил о сборе средств для помощи Украине, был создан специальный сайт, где было написано: пожалуйста, подавайте заявки – малый конкурс 20 000 евро, большой – 200 000 евро. Промелькнула мысль: «Да нет, это не для нас… Стоит ли тратить время?»

Но эти мысли сменились другими: будь дисциплинированной, и если ты можешь написать – пиши. Мы с коллегами написали 4 заявки на большие гранты, и 4 на маленькие. Они были связаны с отоплением, с медицинской помощью, с работой с детьми, с обеспечением продуктами и др.

Мы были среди других 400 заявок. И ответ пришёл! Нам написали, что их заинтересовал один грант – на большую сумму. Слава Богу! Я была благодарна за любую поддержку для людей на востоке.

Они отобрали один проект по замене газовых котлов на твёрдотопливные и на доставку твёрдого топлива к ним. Есть города, где газа нет уже 3 года. Люди отапливают дома как могут: кто грубку слепил, кто буржуйку поставил, кто вообще куда-то выезжает на зиму. И замена газовых котлов – это очень важный шаг. Котёл даёт тепло всему жилищу, в отличие от буржуйки, которая греет только там, где она находится. К тому же восток – это степь, и с дровами там очень сложно. Они очень дорожают, и мы даже ищем сейчас альтернативу.

Я увидела, что технический комитет очень внимательно изучил наши заявки, вникли в каждую деталь, настолько профессионально подошёл к этому. Это очень большая работа и на них очень много ответственности.

Какие именно территории охватит ваш проект? И сколько количественно охватит людей?

— Весь февраль 2017 года мы уже работали в рамках гранта в 20 000 евро. Мы смогли заменить 35 котлов – это работа целой бригады, которая подключает новую систему «под ключ». Рабочие выходят из дома только после того, как котёл работает и батареи горячие.

Недавно я встречалась в Авдеевке с епископом и с представителями технического комитета организации «Инициатива «Папа для Украины». И я сказала им: это было очень мудрое решение, потому что мы смогли проверить то, что написали на бумаге. И ещё до конца февраля мы полностью завершили проект.

Я только что вернулась из Марьинки. Там ко мне подошла 37-летняя женщина, которой мы установили котёл, и говорит: «Я сегодня первый раз за три года спала в доме, в одной рубашке…» До этого они всей семьёй ютились в сарайчике, где из кирпичей слепили что-то наподобие грубки.

Географически мы охватили Марьинку и Красногоровку. Люди там не могут самостоятельно ничего сделать.

Тех дров, что вы привозите вместе с котлом, должно хватить на всю зиму?

— Мы привозим людям 9 кубов дров – этого хватит на эту зиму и на следующую.

Это ведь ещё и хорошее свидетельство для людей, что разные церкви объединились в одном деле?

— Мы открыты ко всем христианам. До этого у нас были лишь ситуативные отношения с католической церковью. А сегодня мы наблюдаем такое объединение христиан, благодаря которому должна объединиться и Украина. К нам подходили некоторые люди и говорили: «Но ведь это от католической церкви…» Да, но эта помощь с любовью!

Cегодня мы наблюдаем такое объединение христиан, благодаря которому должна объединиться и Украина.

Скажите несколько слов о тех людях, которым вы помогаете. Какие их истории?

— Как-то одна женщина говорит мне, что ее спрашивают, за кого она, а она говорит: «А за кого мне быть? Сепаратисты разрушили мой дом, а украинцы бизнес…» И она никого не обвиняет – просто констатирует факты.

Мы как христиане можем говорить честно, что обе стороны не правы. Обе стороны причастны ко злу. Конечно, нам очень хочется, чтобы украинская сторона была благородной, несла только добро и свет. Чтобы наши военные не пили, не стреляли без причины, чтобы не было мародёрства. Люди рассказывают, что даже возвращаясь из своих подвалов после сильных обстрелов, они видели, что кто-то побывал в их доме. Зная, что хозяева в подвале, пока рвутся снаряды, военные выносили технику, ценности.

У людей там остаётся одна надежда – на Бога, и Он помогает им даже благодаря таким проектам.

— Какие у вас планы в рамках этого проекта?

— Будет возможность восстановить отопление в детском саду в Марьинке, установить автономное отопление в школе Красногоровки. Это большие проекты на большие суммы, не на 200-330 евро. Это необходимо, перспективно, и будет служить большому количеству людей, снимая социальное напряжение.

— Война – это тотальное зло. Многие христиане сегодня говорят о таком понятии как проклятая земля, которой необходимо освящение. Как, по вашему мнению, должно выглядеть это освящение?

— Освящение земли зависит от каждого из нас. Молиться может каждый человек. Мы должны благословлять людей, которые живут там, благословлять обе стороны конфликта, чтобы пришёл мир. Освящение может происходить через молитвенные цепочки. И я вижу, что благодаря тому, что церкви по всему миру молятся, происходит пробуждение людей на Донбассе. За последние годы, даже при сильных обстрелах, нет такого количества жертв среди мирного населения.

Люди там действительно ищут Бога, с удовольствием берут Библии, приходят на утренние молитвы за мир, которые проходят во многих городах.

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ОКАЗАТЬ ПОМОЩЬ ТЕМ, КОМУ ОНА КРАЙНЕ НЕОБХОДИМА: HELPUA.ORG

Мир придёт тогда, когда мир будет в каждом сердце. Это моя формула мира.

— Вы сказали молиться за обе стороны конфликта. Это очень сложно, особенно тем, кто потерял своих близких на фронте…

— Наша семья тоже потеряла – мы потеряли племянника, он был военным, десантником… Он говорил: «Учителя – учат, врачи лечат, а военные – защищают». Он погиб при защите луганского аэропорта в 2014 году. Мы нашли его только через полгода – его похоронили в Днепре.

Конечно, сердце болит. Но мы должны понимать, что войны происходят от того, что в человеческом сердце есть грех: кто-то делит деньги, кто-то территории, кто-то бизнес. А страдают наши дети. Есть обманутые люди и с одной стороны, и с другой, и мы должны за них молиться, чтобы Бог дал им правильное видение ситуации.

Если мы хотим иметь одну страну, то мы должны молиться за мир, если нет – то мы должны отрезать ту территорию и прекратить воевать за неё. Я не политик, но я знаю, что на той стороне много патриотов, которые хотят жить в Украине и они ждут этого времени. Они молятся о том, чтобы Украина вернулась на те территории.

— Что бы вы ещё хотели сказать в завершение нашего интервью?

— Я благодарна Богу, что Католическая церковь присоединилась и так мощно вошла на восток Украины. Как правило жертвуют небогатые люди, но когда нас много – получается огромная армия людей. Мне достаются первые слёзы, потому что я один на один на передовой. Но мне достаётся и первая радость – я вижу слёзы благодарности. Я вижу, как совершается дело Божье.

Подготовила Юлия Долматова, пресс-служба Ассоциации «Еммануил»
По материалам «Радіо Марія»

Коментировать

Добавить комментарий