Самое опасное деяние Мартина Лютера •

Самое опасное деяние Мартина Лютера

helpua
Знаете ли вы, что такое тепло?
27.10.2017
Участники тренинга «Уроки самостоятельности» изучат специфику взаимодействия с детьми группы риска
02.11.2017
Показать все

И другие факты о переводе Библии, которые изменили мир.

В самом начале Реформации Библия была доступна в виде Вульгаты — латинского текста Библии, первоначально изданного Иеронимом в 380 г. н.э. – хотя ко времени Реформации она прошла через важные текстуальные изменения.

Она включала в себя перевод древнееврейского Ветхого Завета и греческого Нового Завета, плюс Книги Товита, Юдифи, Премудрости Соломона, Премудрости Иисуса, сына Сирахова, Варуха, некоторые дополнения к книге Даниила, 1 и 2 книги Маккавейские.

Библия не была книгой, с которой была знакома публика. Она не была книгой, которую мог бы иметь каждый человек. Ну или хотя бы отдельная семья.

Были Библии, предназначенные для духовенства, обычно прикрепленные к кафедре священника; в монастырях имелись рукописные Библии; были Библии, которыми владели короли и социальная элита. Но Библия не была такой книгой, которую имели бы многие.

Кроме того, редко можно было найти Библию на языке народа. До Лютера уже существовал ряд немецких переводов, и одна французская версия была уже даже опубликована в 1473 г. Но все же именно латинская Библия была основной доступной Библией. Хорошо образованная элита общества могла читать латынь, однако обычный житель Англии/Франции/Германии/Италии или Испании знал лишь фрагменты латыни, которые использовались во время литургии. И они в действительности достаточно часто искажали до неузнаваемости даже те отрывки, которые они знали.

Если вы хотите прочувствовать скудость библейской осведомленности в тот период, прочитайте «Кентерберийские рассказы» Джеффри Чосера. Это произведение, написанное между 1387 и 1400 гг. на среднеанглийском языке.

Истории Чосера содержат большое количество сумятицы и непонимания Библии.

Латинская Вульгата была Библией, с которой Лютер впервые ознакомился, но вскоре он выявил ее прорехи, как только углубился в греческий текст, где он и получил свои революционные открытия. Это привело Лютера к мысли, что если нужно что-то изменить, то это не произойдет лишь благодаря теологическим дебатам с другими обученными душами. Библию нужно было сделать доступной на живом языке (в данном случае на немецком) и сделать ее широкодоступной.

На мой взгляд, самое опасное, что сделал Лютер, — это не прибивание 95 тезисов к двери.

Это был перевод Библии на повседневный немецкий язык и создание условий для широкого его распространения.

«Ересь» Лютера

К 1522 г. Лютер перевел Новый Завет, а 1534 г. он закончил уже всю Библию, которая включала в себя также то, что называют “апокрифами” (те дополнительные книги из иудаизма в период между Ветхим и Новым заветами).

Он вспоминал об этом на исходе лет, так как понял, каким серьезным изменением была эта переведенная Библия.

Лютер не переводил на прямую с латинской Вульгаты, и для некоторых это приравнивалось к ереси. Лютер выучил греческий язык обычным способом – в латинской школе в г. Магдебург, поэтому он мог переводить греческие работы на латынь.

Бытуют рассказы — возможно они правдивы, — будто Лютер совершал «набеги» на соседние городишки и села, просто чтобы послушать как разговаривают люди, чтобы его перевод, в частности, Нового Завета, был максимально близок к обычному современному ему языку. Это Библия создавалась не для элиты. И чтобы НЕ Библией элиты.

Филипп Шафф, церковный историк, высказал мнение: «Самым сочным плодом пребывания Лютера в замке Вартбург и самой важной и полезной работой всей его жизни стал перевод Нового Завета, с помощью которого он принес учение и пример Христа и апостолов в сердце и разум немцев… Он сделал Библию книгой для людей в церкви, школе и доме».

Это действие, совершенное Лютером, открыло ящик Пандоры, когда дело дошло до переводов Библии, и с тех пор уже не было шансов, что этот ящик замкнется.

Не стоит и говорить, что это беспокоило церковных чиновников всех мастей, потому что у них больше не было строго контроля над Божьим Словом.

Предшественники и последователи

Тем не менее, мало кто говорит о предшественниках перевода Библии Лютера на живой язык.

Например, команда Джона Уиклифа опередила Лютера на 140 лет своим переводом  Библии на среднеанглийский язык между 1382 и 1395 гг. Ответственность за перевод не лежала всецело на Уиклифе; известно, что и другие переводы, такие как, например, Николаса из Херефорда.

Различие между работой команды Уиклифа и Лютера состояло в том, что за его переводом не последовало никакой текстуальной критики; команда Уиклифа работала напрямую с латинской Вульгатой.

В дополнение к этому, Уиклиф включил не только то, что затем начали называть апокрифами, он включил 2 книгу Ездры и работу второго столетия Послание Павла Лаодикийцам в виде бонуса.

В отличие от усилий Лютера, работа Уиклифа не получала права на использование ни от церкви, ни от короля, но стала чрезвычайно популярной. Но и нежелательные последствия были серьезными. Генрих IV и его архиепископ Томас Арундел много трудились над тем, чтобы подавить эту работу и на Оксфордском совете 1408 г. постановили, чтобы никто не выполнял ни единого нового перевода Библии без официального разрешения.

Хотя Уиклиф зажег лишь спичку, погасить огонь уже было невозможно.

Возможно, самой печальной историей этой эры была жизнь Уильяма Тиндейла. Тиндейл жил с 1494-1536 гг. и был предан мученической смерти за перевод Библии на английский язык. Тиндейл, как и Лютер, переводил Библию прямо с древнееврейского и греческого языков, кроме, разве что, перекрестных ссылок.

До смерти он успел закончить только Новый Завет, и почти что половину своего перевода Ветхого Завета. Его Библия была первой массовой Библией на английском языке.

Тиндейл просил разрешения на выполнение этой работы у лондонского епископа Танстелла, но ему запретили и сказали, что это еретическая работа, и поэтому Тиндейл отправился на материк. Частичное издание было напечатано в 1525 г. (лишь 3 года после Лютера) в Кельне, но шпионы передали его властям и, по иронии судьбы, он сбежал в Вормс, тот самый город, куда отправили Лютера, чтобы представить перед властями.

Именно там в 1526 г. было опубликовано полное издание Нового Завета.

Как позднее заметил Алистер Макграт, Библия короля Иакова или авторизованная версия Библии начала 1600 гг. (в некоторых изданиях используется дата 1611 г.) не была оригинальным переводом Библии на английский язык, но вместо этого произошло полное заимствование перевода Тиндейла с использованием Женевской Библии и других переводов.

Многие из знаменитых фигур речи в переводе короля Иакова, такие как – “by the skin of his teeth” («по коже его зубов»), “am I my brother’s keeper?” («разве я сторож брату моему?»), “the spirit is willing but the flesh is weak” («дух бодр, плоть же немощна»), “a law unto themselves” («они сами себе закон») и так далее – были фразами, которые вычеканил Тиндейл. У него был удивительный дар превращать библейские высказывания в запоминающиеся высказывания на английском языке.

Но даже авторизованная версия Библии не была первым официальным английским переводом Библии. Этот знак отличия принадлежит Большой Библии 1539 г., разрешенной Генрихом VIII. Генрих хотел, чтобы именно эту Библию читали в Англиканских церквах, и Майлс Ковердейл выполнил перевод. Ковердейл просто сплагиатил версию Тиндейла, удалив несколько спорных моментов. Он закончил перевод Ветхого Завета Тиндейла и апокрифов. Обратите внимание, что при создании этого перевода Ковердейл также использовал Вульгату и перевод Лютера, а не исходные древнееврейские или греческие тексты.

По этой и другим причинам многие зарождающиеся протестантские движения на материке и в Великобритании не были рады Большой Библии.

У Женевской Библии язык был более живым и ярким. Поэтому она быстро стала более популярной, чем Большая Библия. Именно ей отдали предпочтение Уильям Шекспир, Оливер Кромвель, Джон Буньян, Джон Донн и первые поселенцы Новой Англии. Путешественников английского торгового судна “Мейфлауэр” сопровождала не Библия короля Иакова…

Женевская Библия была популярной не только потому, что ее печатали большими тиражами для всеобщего употребления, но также потому, что у нее были комментарии, руководство по изучению, перекрестные ссылки с соответствующими стихами где-то еще в Библии и вступлением к каждой книге, содержащим резюмирование содержания, карты, таблицы, иллюстрации и даже указатели.

Словом, это была первая учебная Библия на английском, и опять-таки заметьте, она предшествовала Библии короля Иакова на полстолетия. Неудивительно, что в Библии, напечатанной в Женеве Жаном Кальвином, примечания были по сути кальвинистскими и не-ортодоксальными (“несогласными” с позицией Церкви Англии) по своему характеру.

Это послужило причиной создания “Авторизованной версии” королями Англии.

Им нужна была Библия, которая не ставила под вопрос Dieu et mon droit (что означает «Бог и мое право», девиз английской монархии, который предполагал ее суверенность).

А что на счет апокрифов?

Примечательно, что Женевская Библия была первым текстом перевода всего Ветхого Завета с древнееврейского текста. Как и ее предшественницы, она включала апокрифы.

В действительности, Библия короля Иакова 1611 г. также содержала апокрифы, в том числе «Сусанну и старцев», «Бела и дракона» (оба дополнения к книге Даниила) и «Молитву Манассии».

Словом, ни один из больших основных переводов Библии, которые появились во время немецкой, швейцарской или английской реформации не произвел Библию из 66 книг.

Это правда, что все остальные 7 (или больше) книг, которые не входили в собрание 66 книг, рассматривались как второканонические, отсюда и термин второканонические книги (апокрифы), но, тем не менее, их все равно рассматривали в качестве имеющих авторитет.

Итак, где и когда появилась “протестантская Библия”, включающая в себя лишь 66 книг? Такая практика не была стандартной вплоть до 1825 г., когда Британское и Иностранное библейское общество буквально бросило всем вызов утверждением: «Только эти 66 книг и никакие другие».

Но это не было Библией Лютера, Кальвина, Нокса или даже Уэсли, которые использовали авторизованную версию. Протестанты долгое время относились к дополнительным книгам как, в лучшем случае, ко второканоническим. Некоторые люди называли их неканоническими, и было даже несколько прецедентов печатания Библии без этих книг.

Например, было издание Большой Библии после 1549 г., которое не включало апокрифов, и издание Епископской Библии 1575 г. вышло также  без этих книг.

Издания Женевской Библии 1599 г и 1640 г. их также не включали. Но, в любом случае, многие протестанты не считали эти книги каноническими.

Действие Лютера, которое оказало наибольшее влияние

В 1517 г. Лютер даже и не мог себе представить, что во время Реформации в Германии самым влиятельным действием, касающимся большинства жизней и воздействующим на зарождение протестантского движения, станут не его комментарии к Посланию к Галатам или Римлянам, или его богословский трактат, такой как «О рабстве воли», или даже не его отстаивание на оправдании лишь благодатью через одну только веру.

Нет, самым большим камнем, кинутым им в церковный пруд и вызвавшим не только большую рябь, но настоящие волны, — была Luther Bible — Библия Мартина Лютера.

Но он не был первопроходцем. Он и Уильям Тиндейл заслуживают одинакового уважения как настоящие первопроходцы в переводе Библии с исходного языка на язык обычных людей, так, чтобы те могли ее читать, изучать, заучивать и двигаться по ней и формироваться с ее помощью.

Действительно, до Лютера и Тиндейла не существовало Библии людей и особенно для людей.

Сегодня, если говорить лишь об английских переводах, то их существует более чем 900 или же пересказов всего Нового Завета или каких-то отдельных частей. Девятьсот! Ни один из первоначальных реформаторов не мог себе этого даже вообразить, собственно говоря, они не могли себе даже представить, что у многих людей будут Библии не только на кафедре проповедника и на церковных скамьях, но что у них будут свои собственные Библии по домам.

Джинн, которого выпустили из бутылки вначале немецкой Реформации, оказался Святым Духом, который творит все новое. Это включает и новейшие переводы Библии, когда мы приближаемся ближе и ближе к исходному вдохновенному тексту Ветхого и Нового Заветов, находя все больше рукописей, выполняя сложную текстуальную критику и делая переводы, основанные на самых ранних и самых лучших свидетельствах —  древнееврейских, арамейских и греческих текстах Библии.

В те времена, когда печаталась Библия Лютера, основанная на работе Эразма о греческом Новом Завете, была лишь горстка греческих рукописей, которыми мог пользоваться Эразм, и они все не были такими старыми.

Когда в 1611 г. создавалась Библия короля Иакова, с текстами Ветхого и Нового заветов была та же самая проблема.

Сегодня у нас есть более 5000 рукописей греческого Нового Завета, большинство из которых были найдены за последние 150 лет. А некоторые из которых датируются вторым и третьим столетиями н.э.

У нас под рукой — открытия в Мертвом море и в других местах, предоставляющие нам рукописи, которые, в отличие от масоретских текстов (традиционный источник ветхозаветного текста), ближе более чем на 1000 лет к оригинальным ветхозаветным текстам.

Бог в Своем провидении приближает нас к Себе еще ближе посредством приближения нас к исходному вдохновенному тексту.

Возглас sola Scriptura сегодня отдается не таким громогласным звоном, как в прошлом, потому что мы знаем, что решения, принятые церковными лидерами в IV веке о признании 27 книг Нового Завета и 39 книг Ветхого (плюс еще несколько), были правильными решениями.

Канон был закрыт, когда сошлись на том, что нам в наших Библиях нужны книги, написанные настоящими очевидцами, которые все видели собственными глазами. Или это были сотрудники и коллеги (в случае с Новым заветом). Это книги, которые писались в контексте передачи священных иудейских традиций Закона, Пророков и книг Мудрости, проистекавших из Писаний Моисея, книг Царств и больших Пророков.

За первоисточники мы обязаны древним достойным людям, которые писали в период между Моисеем и Иоанном Богословом. А за наши Библии — мы в долгу перед нашими протестантскими первопроходцами – Лютером, Тиндейлом, Кальвином и другими. Возможно сейчас, когда мы празднуем 500 годовщину Реформации в Германии, пришло время сказать, что, возможно, без протестантизма в руках многих христиан не было бы Библий, и на стольких многих языках.

Работа донесения Библии народу, которую начали Лютер, Тиндейл и Уиклиф, не завершена.

Все еще есть места, где Библии противозаконны, или же их нет на местном языке. Но, слава Богу, работа может продолжаться, потому что возглас semper reformanda (часть латинского выражения “церковь всегда должна реформировать себя” — прим. ред.) все еще сегодня актуален.


Автор: Бен Уитерингтон III – профессор герменевтики Нового Завета в Богословской семинарии Асбери.

Он автор многих книг, самая последняя из которых «A Week in the Fall of Jerusalem» («Неделя падения в Иерусалиме»).

Источник: Christianitytoday.com

Перевод: Виктория Ширченко для emmanuil.tv

 

Комментировать

Добавить комментарий