Евангелие от Марка Цукерберга •

Евангелие от Марка Цукерберга

Facebook и другие сети начали подражать церкви, но заменить ее не смогут.

Ассоциация «Еммануил» показывает украинское кино и собирает средства на топливные брикеты для семей с востока страны
23.10.2017
Наилучший возраст для брака
26.10.2017
Показать все

Фото: Anthony Quintano / Flickr

Facebook и другие сети начали подражать церкви, но заменить ее не смогут.

В конце 80-х годов 20-го века много церквей решили управлять церковью как бизнесом, а сейчас произошел интересный поворот: в 2017 году бизнес работает так как церкви.

Во время торжественного открытия Саммита сообществ в Facebook ранее этим летом, генеральный директор Марк Цукерберг начал хвалить историческую роль церкви — от обеспечения поддержки общества до благотворительной волонтерской деятельности. На фоне снижения церковного членства, он предположил, что Facebook может сейчас восполнить тот пробел, который остался позади.

«Это так поразительно, — утверждает он, — что за период в десять лет членство во всех группах уменьшилось вплоть до одной четверти. И именно такое большое количество людей нуждается в ощущении цели и поддержки где-нибудь в другом месте».

Он продолжил: «Мы запустили проект в Facebook, чтобы увидеть, сможем ли мы показать лучший результат, предлагая вам сообщества, которые имели бы для вас значение. Мы начали разрабатывать искусственный интеллект, который занялся бы этим. И это работает. За первые шесть месяцев мы помогли более 50 процентам пользователей присоединиться к значимым для них сообществ».

Многообсуждаемые «не вовлечённые» – те, кто не причисляет себя ни к какой конкретной религии – их число действительно начало расти на протяжении этого десятилетия, и их рост заметен по опустевшим церквам.

В 2000 году гарвардский профессор Роберт Д. Патнем отметил спад гражданской активности в американском обществе. С 1960-х годах, лишь немногие американцы вкладывались в «гражданский капитал», остальные – в богатые общественные связи, которые завязывались в церкви, на семейных ужинах, на вечеринках для гостей и т.д.

Эта тенденция угрожает отступлением от периода становления нации, когда социальные связи поддержали нашу попытку независимости и обеспечивали выживание. В 1830-х годах французский дипломат Алексис де Токвиль заметил:

«Американцы вечно формируют объединения. Существуют не только коммерческие и промышленные ассоциации, в которых все участвуют, но и другие. Это тысячи разных типов – религиозные, нравственные, бесперспективные, общие, ограниченные, огромные и крохотные. В любом случае, во главе любого нового предприятия, там, где во Франции вы бы нашли правительство… в Соединенных Штатах вы наверняка найдете ассоциацию.

Другими словами, в Америке мы все делаем через отношения и группы.

Цукерберг понимает то, что замечают социологи, пастора и многие из нас: люди ищут значение, цель и общество вне стандартных объединений и вне церкви.

В стране, где «активные общественники» покидают типичные социальные пространства, они продолжают входить в Facebook (у 8 из 10 интернет-пользователей в США есть учетная запись) и, благодаря таким же, как и они предпринимателям, которые мыслят таким же образом, формируют сообщества в новых местах, «в реальной жизни».

Гарвардские исследователи утверждали, что религия не умирает, а просто меняется. В исследовании 2015 года под названием «Как мы собираемся» они открыли, что люди, которые не причисляют себя ни к какой религии, особенно молодежь, родившаяся в нулевых, не восполнили свои духовные или религиозные желания; они просто пытаются заполнить их в других местах. Более трети современной молодежи значительно больше, чем любая другая возрастная группа, не принадлежат ни к какой религиозной группе.

Начали появляться корпорации — от социальных стартапов до фитнес-увлечений. Вдобавок к солидарности, которую находим в йога-центрах, в Crossfit и SoulCycle, людей также привлекают совместные приемы пищи на Dinner Party, сеть, которая объединяет 20-30-летних в большинстве городов, чтобы за едой обсудить свою утрату и горе.

Гарвардский Каспер-тер-Куйль и Энджи Тюрстон обнаружили шесть общих тем, которые корпорации использует для поиска нового смысла: сообщества, личные преобразования, социальные преобразования, целеустремленность, творчество и подотчетность.

Другие руководители предприятий возможно не такие откровенные, как Цукерберг, но то, как они формируют свои корпорации, или то, как они представляют себе будущее своих предприятий, во многом копируют воодушевление и структуры, которые люди привыкли получать от церкви.

Стремясь к руководству и подотчетности, многие не вовлечённые ищут мудрости не у пасторов, а у сверстников и йогов. Они встречаются каждый день не на утреннем изучении Библии, а в местной «коробке» Crossfit. В моем местном центре Crossfit я заметил, что они перенимают многое из практики церкви. У них есть своя «месса» — тренировка дня, которой следуют все «коробки» страны; «святыми» на многих тренировках называют людей, которые потеряли свою жизнь в армии, полиции или при тушении огня; и есть «ученичество» тренеров. Они предлагают подотчетность; вам нужно резервировать место в классе, платить, если вы не появляетесь на тренировках, и записывать свой прогресс онлайн, чтобы все его могли видеть.

Христианин, который преподает йогу в Ванкувере, недавно написал о подобной тенденции: «Церкви и другие формальные религии борются за то, чтобы люди посещали церковь регулярно. У йога-студий этой проблемы нет». «Люди не понимают, что духовные переживания и сообщества, которые они ищут, на самом деле могут быть найдены в церквах», — сказала она.

Цукерберг прав, что Facebook предоставил значимые связи, которые у местной церкви иногда не получается наладить между разрозненными и занятыми членами. В то время как наши новостные ленты могут быть заполнены хорошенько отполированными версиями жизни наших друзей, группами от соседних сетей до групп индивидуального типа, дают возможность снять маску и разглашать наши слабости и самые сокровенные мысли. В лучших случаях мы сдруживаемся, поддерживаем друг друга, молимся и обеспечиваем уважение и пространство для различных точек зрения.

Среди причин, по которым молодые люди покидают церковь, до 20 процентов ссылается на «отсутствие связи» с другими верующими, что предполагает, что для созидания общины нужны настоящие отношения — это одна из самых важных задач, которые может выполнить церковь. Руководители церквей признают это, и теперь подчеркивают потребность в органических и аутентичных общинах в своих собраниях.

Но среди всего, в чем Цукерберг прав, есть одна вещь, в которой он ошибается: Facebook или любая другая форма социальных сетей или любая другая организация не смогут заменить церковь.

Как знают верные христиане, церковь не является зданием на углу улицы. Слово «церковь» происходит от греческого слова «ekklesia», буквально обозначающего «собрание граждан, вызванных из их домов в какое-то общественное место, ассамблея». В христианском смысле этого слова ekklesia просто означает «народ Божий», людей, которые исповедуют веру в Господа Иисуса Христа и которые поэтому являются видимым представительством Бога на земле. Церковь – это не здание; это люди, которые его заполняют.

Церковь не является организатором сообщества. «Люди, которые ходят в церковь, — заявил Цукерберг, — с большей вероятностью будут добровольно подавать на благотворительность, не только потому, что они религиозны, а потому, что они являются частью сообщества».

Многие учреждения общественного блага, в том числе государственное образование, больницы и уход за сиротами, не говоря уже о многих из освященных школ Лиги плюща, которые заполняют восточное побережье, были основаны на специфическом христианском стремлении к социальной реформе. Эти реформы проводились христианской общиной, но мотивы этих реформ были обусловлены этическими соображениями учения Иисуса.

Церковь не умирает. Никто точно не знает, что будет означать рост не вовлеченных. В лучшем случае наши количественные исследования — это просто снимки движущейся картины истории. Возможно, церковь понесет тяжелые потери за свои человеческие недостатки (случаи жестокого обращения, лицемерия и руководства, зараженного грехом, о которых теперь все больше говорят, чем когда-либо раньше); возможно, многие из них теперь более востребованы в более светском обществе.

Но независимо от того, что означает рост не вовлеченных, это не означает, что церковь можно заменить, независимо от того, насколько вездесущей и соединительной является социальная сеть.

Сущность церкви находится слишком далеко от нас для воссоздания любого алгоритма или бизнеса; она находится в Святом Духе, который пребывает во всех верующих в Иисуса Христа.

Как сказал богослов Карл Барт, «смертная церковь не может умереть… врата ада не могут ее проглотить. Она стоит или падает с Ним. Но Он не падает, поэтому церковь не может упасть. Она может только стоять. Она может и должна снова подняться, даже если упадет».

Оригинал: Хали Грэй Скотт,

Christianitytoday.com

Перевод для emmanuil.tv

Комментировать

Добавить комментарий