Жизнь в Красногоровке | «Благодаря церкви выживаем»

«Благодаря церкви выживаем»

Сила уязвимости
11.03.2016
Дисциплина, свобода и лидерская роль родителей
14.03.2016

«Не показывайте меня нигде, — просит 54-летняя Мария из Красногоровки. — Что вы там все записываете, а? В Интернет выложите? И что, меня по всей стране покажут?» — тетя Маша стесняется фотографироваться. Она выглядит старше своих пятидесяти четырех.

#3M2

— Тетя Маша, повернитесь хотя бы в профиль, — просит женщину один из диаконов местной церкви, который меня сопровождал.
— Сергей, опозорюсь на весь белый свет…
— Ну прекратите, тетя Маша, сейчас так много людей живёт…

Стесняется Мария и тех условий, в которых она живёт.

Нас пригласила только на кухню, где стоит буржуйка. В комнату, где женщина спит, никого не впускает. «Там нет окон, все забито подушками, одеялами. Все во время этой войны уничтожено. Я здесь в одной комнате живу, но никого туда не пускаю. Там у меня и кухня, и зал, и спальня».

В Красногоровке уже почти два года нет газа. Всего несколько месяцев, как дали центральную воду. Теперь в кранах вода. Обычно холодная. Чтобы умыться, помыть посуду, убрать — для всего воду греют на печи, или буржуйке. Если, конечно, у людей она есть.

У тети Марии же даже нет в доме воды. В ее доме старые трубы, поэтому все опломбировано, и вода тоже. Воду носят со двора: «Под моей квартирой магазин, если прорвет, то я вообще без трусов останусь».

Раньше Мария работала на местном заводе, теперь в ЖЭКе. Дворником. Правда, все работники сейчас в бесплатном отпуске. Как война началась, так и перестали получать зарплаты. А пенсию Мария еще пока не получает.

«Благодаря церкви и выживаем. Я вообще не знаю, выжили бы мы, если бы церковь не помогала. Они нас и кормят, и хлеб дают. Все обеспечивает церковь. Я на каждом шагу об этом говорить. Они нас не оставляют, они нам очень помогают».

текст Татьяна Руденькая, фото  Adam Ondřeka

Комментировать

Добавить комментарий